Что там в Латвии происходит?

В связи с последними событиями в той стране (не буду указывать пальцем, в какой) хочу рассказать что ждет ту страну на примере Латвии, которая уже прошла те процессы, которые в той стране только начинаются.

Движущей силой провозглашения второй независимой латвийской республики (также как и первой) был национальный романтизм. Национальный романтизм включает в себя определенные ценности, понятие о хорошем, стоящем того чтобы за это бороться. В это понятие вкладывалось быть хозяином на своей земле, подразумевая под этим что каждый латыш станет хозяином своего индивидуального хозяйства, расположенного на собственном участке земли, там же где будет находиться его собственный отдельный дом - родовое гнездо. Работа на земле издавна являлась частью национального самосознания латышей (так же как и жителей той страны). Это могло быть земледелие, скотоводство, или мелкое производство, наподобие столярного. Вообще, те, кто "продавал" латышам эту идею, вовсю эксплуатировали индивидуализм, личную выгоду, так свойственную психологии людей вообще (я, мое, свое собственное, наше латышское).

Этим образ жизни латыша противопоставлялся образу жизни россиянина, который работает на крупном производстве, за зарплату, а живет в населенном пункте, в многоквартирном доме, и передвигается на общественном транспорте. Конечно же, такая национальная идея найдет отклик в душе каждого человека, и латыши здесь не уникальны: Быть хозяином собственного предприятия, не зависеть от начальника и работодателя, жить на собственном участке земли среди живописной природы, дышать свежим воздухом (свободы), питаться экологически чистыми продуктами, в собственном комфортном доме, ездить на собственном авто и не зависеть от общественного транспорта. Красота! Сказка! Это такая же сказка, которая привлекает последователей к секте анастасиевцев, призывающая перемещаться из городов в экопоселения на природе. Да да, у латышей гораздо больше общего с анастасиевцами, чем можно было бы подумать! Это сказка, достойная принесения жертв, чтобы ее сделать былью. Таких жертв, например, как поддержать свержение правящего режима.

Итак, народ поддержал свержение режима, режим был свержен. В воодушевлении народ ринулся покупать участки земли, создавать собственные хозяйства, строить дома. Это было два десятка лет назад, это было время духовного и хозяйственного расцвета. А потом они жили долго и счастливо (и умерли в один день). А на самом деле? Что было потом?

В 2004 году Латвия вступила в Евросоюз. А с Евросоюзом пришли новые требования к производству, новые требования к "качеству". Если фермеры серьезно хотят продавать свою продукцию в Европе (ведь на постсоветское пространство они себе путь закрыли), то нужно и делать все так как в Европе. Оказалось, что тот древний метод отцов и дедов, которым производилась продукция, безнадежно устарел, что продукция у них получается не такая "качественная". Что для того чтобы производить продукцию такого же "качества" как в Европе, фермерам нужно модернизировать и оптимизировать производство. Для этого нужно применять новейшие технологии сельского хозяйства, начиная с новейших комбайнов и доильных аппаратов, и заканчивая компьютерными системами управления фермой и услугами бизнес-консалтинговых компаний. "А что? Звучит неплохо!" - подумали фермеры. "Установим автоматизированную систему управления фермой и высвободится много свободного времени для семьи и творчества." Взяли кредит в банке и установили. И выяснилось что такая система позволяет производить большее количество продукции за меньшие деньги, а значит можно снизить закупочную цену и один и тот же производитель может продавать больший обьем продукции. А так как почему-то латвийские товары не очень получилось продавать в Европе (а вот европейские товары продавать в Латвии - очень даже), то рассчитывать приходилось только на потребителей в самой Латвии, а они могли потребить только определенный обьем продукции и не больше. И тогда самые модернизированные и оптимизированные производители, которые производили большие обьемы продукции за меньшие деньги, стали доминировать, а маленькие производители, которые не могли предложить выгодную закупочную цену, не находили сбыта для своей продукции и стали закрываться. И крупные стали поглощать маленьких, и маленькие стали обьединяться и становиться крупными. И большая рыба ела маленькую рыбу и ее саму сьедала еще большая рыба. До тех пор пока не остались несколько крупных производителей во всей Латвии. И они потом были поглощены еще более крупными иностранными компаниями. И только латышское название напоминало о прошлом.

Совпадение? Не думаю.

Кроме того, в цепочку производитель-потребитель вклинились посредники-переработчики и посредники-перепродавцы, которые стали забирать часть прибыли и, несмотря на то что закупочная цена снизилась, конечный потребитель не ощутил понижение цен, а наоборот - повышение.

Вроде все "по чесноку" - рынок все расставляет по местам, просто ваше место "там" (где вам совсем не нравится). На самом деле как может быть "по чесноку" если вы только следуете правилам игры, которые придумывает кто-то другой? Совсем не "по чесноку".

А как же национальные романтики - разорившиеся и закрывшиеся бывшие хозяева индивидуальных хозяйств? А теперь они ходят на работу к новому хозяину - кто-то в качестве обычного наемного рабочего, а те, кто более удачлив, в качестве управленцев латвийских филиалов иностранных компаний. Те, кто с амбициями, едут в Западную Европу и там устраиваются на работу - за в несколько раз большую зарплату (что утешает). Ничего особенного, просто работа. Может это и не плохо, но стоило ли огород городить? Ведь цель была другая - быть хозяином на своей земле, а она не была достигнута. Единственное что есть - государство теперь общается с жителями на латышском языке. Но надолго ли?

А что же ждет ту страну? Так как она сейчас просто копирует то что есть в странах Балтии то ее ждет то же самое - сначала вдохновение, а потом - череда разочарований. С принятием закона о разрешении продажи земли иностранцам и легкостью получения кредитов от иностранных банков процесс начнется. И не важно что в Латвии уже растут симпатии к коллективизации (и антипатии к капитализму) - в той стране все происходит с задержкой в десятки лет.